ЗАГАДКА СТРЕЛЬНИНСКОГО ТРАМВАЯ

v raione petergofskogo shosse В середине сентября 1941 года, уже после того, как Ленинград оказался в блокаде, немецкие войска, разрезая острым клином прижатые к Финскому заливу советские войска, вышли к Финскому заливу. С этим эпизодом связана история о “пленном” стрельнинском трамвае, нашедшая свое отражение в романе Александра Чаковского “Блокада”. Тем не менее, сегодня, сравнивая самые различные свидетельства о том самом трамвае, попавшем в плен, вырисовывается несколько иная картина, нежели та, что обозначена в романе. По всей видимости, надо признать: сюжет из романа Чаковского - лишь одна из версий произошедшего...

газета "Вести" Ленинградская область


ВЕРСИЯ ЧАКОВСКОГО Как рассказывается в романе “Блокада”, к исходу одного из сентябрьских дней 1941 года солдаты вырвавшегося вперед немецкого полка, пробиваясь к дороге, ведущей из Урицка в Петергоф, неожиданно вышли на трамвайные рельсы. Немцы были изумлены и обрадованы: раз трамвай - значит, они уже прорвались в город! В ставку Гитлера понеслось сообщение, что передовые части германских войск вышли на линию городских трамвайных путей Петербурга. Немцы не знали, что это не городской, а пригородный трамвай - Ораниенбаумская электрическая железная дорога (сокращенно ОРАНЭЛа), построенная еще перед революцией. (Она должна была дойти до Ораниенбаума, но реально трамвай пошел только до Стрельны, где князь А.Д.Львов пожертвовал земельным участком своего дворца для размещения разворотного кольца). Тем временем вдалеке на путях показалась черная точка, которая приближалась и росла. В бинокль было отчетливо видно, что это трамвай. Сначала немцы подумали, что русские используют его или для переброски подкреплений, или они начинили его взрывчаткой и снабдили часовым механизмом. Они залегли, но когда трамвай подошел, из него стали выходить простые горожане. Они еще не знали, что в Стрельну прорвались немцы. Изумлению и тех и других не было предела. Что же произошло дальше? По версии Чаковского, получившей свое киновоплощение в эпопее “Блокада”, вагоновожатый повел трамвай на толпу беснующихся от радости немцев, за что те в безумной злобе в упор расстреляли его и всех пассажиров, находившихся в вагоне. “Они стреляли еще долго после того, как люди эти превратились в кровавое месиво”, - читаем у Чаковского. Но немало и вражеских солдат нашли свою смерть под колесами вагона. “Пробитый сотнями пуль, искореженный трамвай стоял неподвижно”... Теперь уже трудно сказать, имел ли место подвиг вагоновожатого и действительно ли немцы так жестоко расправились с пассажирами. По словам фронтового журналиста Всеволода Кочетова, “чуя близость желанного им города-гиганта, они зверели до того, что даже зачем-то лупили из автоматов по застрявшим на стрельнинском кольце нашим, остекленным зеркальными стеклами ленинградским трамваям... До улиц Ленинграда от этого трамвайного кольца оставалось каких-нибудь двенадцать километров. А до Автово и того ближе - совсем рядом, шаг шагнуть”. НЕМЕЦКАЯ ТРАКТОВКА СОБЫТИЯ Эпизод с “пленным трамваем” подтверждают и немецкие источники. Упоминание об этом случае есть в книге германского историка, бывшего военного дипломата Пауля Кареля “Гитлер идет на Восток”, несколько лет назад впервые изданной в русском переводе. Вышедшая в Западной Германии еще в 1963 году, она основана на архивных материалах и свидетельствах непосредственных участников тех событий. По словам Пауля Кареля, история со стрельнинским трамваем произошла вечером 15 сентября, когда передовые части 209-го пехотного полка 58-й пехотной дивизии продвигались к Финскому заливу. Вот какое зрелище предстало их глазам: “Гражданское население на велосипедах и с ручными тележками уходило из Петергофа. По всей видимости, никто из них не имел понятия о том, как близко находился противник. А затем - и это казалось почти невероятным - пришел трамвай, набитый едущим в город народом”. Подчеркнем еще раз: трамвай шел со стороны Стрельны в Ленинград! По версии Кареля, немецкие солдаты преградили путь трамваю, и унтер-офицер Папе, подойдя к вагону, сказал: “Выходите, пожалуйста. Конечная остановка!”. Затем он повернулся к лейтенанту Лембке: “Садимся, господин лейтенант? Такой шанс - у нас даже и вагоновожатый есть”. “Задержим вагоновожатого до утра, - отозвался Лембке. - Завтра он может понадобиться”. В описании Пауля Кареля немецкие солдаты представали чуть ли не благородными рыцарями, чуждыми беспощадного насилия и жестокости. Ни о каком расстреле трамвая или о взятии в плен его пассажиров у Кареля, естественно, ни говорится ни слова. “Солдатами владел понятный оптимизм, - отмечает он. - От Ленинграда их отделяло всего десять километров”... “ЭТО БЫЛА “АМЕРИКАНКА” Мы познакомились с двумя диаметрально противоположными версиями одного и того же события. Как же понять, что же произошло в действительности? Занимаясь этой темой, мне удалось найти свидетелей последних дней стрельнинского трамвая. История с трамваем была настолько необычной, что навсегда запечатлелась в их памяти. Бывшая жительница Урицка Нина Смирнова в своих воспоминаниях называет ту же дату, которая фигурирует и в книге Пауля Кареля, - 15 сентября, но сообщает, что “все было совсем не так, как впоследствии было показано в фильме: идет в Лигово трамвай, а навстречу - улыбающиеся немцы. Мы увидели обгорелые трамваи, трупы мирных жителей”. Бывшая жительница Стрельны Нина Ивановна Зетюкова ехала на одном из последних трамваев, шедших из Ленинграда в Стрельну. В сентябре 1941 года она находилась в городе, на казарменном положении в финансово-экономическом техникуме на Курляндской улице, в котором училась, а в Стрельне оставались ее родители. “Мы не ожидали опасности, жили надеждой, что вот-вот немцев отобьют и все закончится, - вспоминает она. - Но однажды из поселка Володарского приехала мама одной из наших девочек и сказала: “В Лигово немцы, забирай своих родителей”. Тогда я отправилась в Стрельну - на трамвае. Точно помню, что это была “американка” - длинный и широкий вагон, совсем не такой, как показан в фильме “Блокада”. Но доехать удалось только до района Урицка: перед самым трамваем разорвался снаряд и разворотил пути. Это случилось примерно там, где сейчас пересечение пр. Стачек и пр. Маршала Жукова. Вагоновожатый сказал: “Все, приехали!”. Издалека доносились ружейная стрельба и грохот орудий. Вокруг не было ни наших, ни немцев. Все выскочили из вагона и пошли кто куда. Я побрела вдоль трамвайной линии, и больше никаких трамваев на линии нигде не увидела. Так я добралась до Стрельны, нигде не встретив никаких войск...”.“Я ВИДЕЛ ПОСЛЕДНИЙ ТРАМВАЙ” Любопытный эпизод вспоминает бывший зенитчик, воевавший в противовоздушной обороне, а впоследствии известный математик Николай Васильевич Богомолов. “Какого точно числа произошла эта история, я не помню, но точно, что вскоре после 10 сентября 1941 года, - вспоминает он. - Тогда я был старшим артиллерийским техником зенитного дивизиона, то есть обеспечивал боеготовность орудий. В штабе получил приказ: привезти на батарею, стоявшую под Ленинградом, снаряды, оставшиеся на складе в Сосновой Поляне. Дали два грузовика. Мы загрузились снарядами и стали возвращаться. Ехали по шоссе вдоль стрельнинской трамвайной линии, попутно обогнали трамвай, шедший в сторону Ленинграда. В нем ехало человек пять гражданских. А вскоре показалась застава НКВД, где нас остановили и сказали: “Вам туда опасно, по нашим сведениям, немцы обошли вдоль залива. Это, наверное, последний трамвай прошел в Ленинград, потому что трамвайные пути перерезаны”. Тогда мы свернули с шоссе и добрались до города окольными лесными дорогами - там не оказалось ни застав, ни рубежей”. На этом, отмечает Николай Богомолов, для него история со стрельнинским трамваем закончилась. И подчеркивает: когда ехали вдоль шоссе, трамваев, шедших из Ленинграда в сторону Стрельны, им не повстречалось. “Я видел последний трамвай, который прошел в Ленинград - так мне сказали на посту НКВД, - говорил Николай Васильевич. - А так это было на самом деле или нет - сказать теперь трудно”... БЕЗМОЛВНЫЙ СВИДЕТЕЛЬ ИСТОРИИ Стрельнинские старожилы помнят, что в оккупированной немцами Стрельне, на трамвайном кольце у бывшего львовского дворца, всю войну простоял “пленный трамвай”. Как он выглядел, можно представить по немецкой архивной фотографии. Ее, в числе многих других фотографий с видами Петергофа и Стрельны времен оккупации, сделанных немцами, привезли в конце 1990-х годов в Петергоф представители исторического общества германского города Ботхомбурга. Фотография с “пленным трамваем” датировалась 1942 годом. По словам старожилов, этот трамвай - безмолвный свидетель истории - простоял на кольце еще несколько лет после войны, до 1947 года, когда начали разбирать трамвайное кольцо (его перенесли ближе к городу, где оно и теперь). Тогда проржавевший, уже полуразрушенный вагон сняли с рельсов и отправили в металлолом. ...Так что же за история приключилась со стрельнинским трамваем, оказавшимся за линией фронта, и какая судьба была у пассажиров того последнего рейса? По всей видимости, сегодня это остается одной из неизвестных страниц ленинградской блокадной эпопеи. Может быть, среди читателей нашей газеты найдутся те, кто сможет дополнить эту историю?

Сергей ГЛЕЗЕРОВ